Химическая атака. Совбез ООН на подходе

Раскручивается история о химической атаке в Идлибе. Речь идет об авиационном ударе по провинциальному городу Хан Шейхун, после которого были зафиксированы жертвы со следами химического отравления — это помимо ставших уже традиционных фотографий жертв среди мирного населения от «обычных» авиаударов. Убитыми в результате химического отравления считаются пока 58 человек, из них 11 детей. Эта новость сегодня идет по всем западным СМИ.

Ситуация вполне серьезная — так как свидетельства химического отравления слишком многчисленны. Серьезность подтверждается спешным заявлением российского минобороны, что российская авиация в налете участия не принимала. Стрелки переведены на партнера и союзника Асада. Франция уже собирает Совбез, Путин имел разговор с Эрдоганом, по итогам которого Эрдоган заявил о категорической недопустимости применения химического оружия.

В свою очередь сирийцы заявляют, что в ходе бомбардировки был уничтожен склад и производство боевиков, на которых и хранились боевые отравляющие вещества. Откровенно говоря, заявления сирийцев выглядят в таком случае довольно клиническими — если вы знаете о наличии такого рода складов, то бомбить его обычными боеприпасами — само по себе преступление, такого рода объекты необходимо уничтожать напалмом или иным зажигательным оружием для того, чтобы максимально надежно и уничтожить, и заведомо не допустить распространения отравляющих веществ. Бомбардировка такого объекта обычным способом ничем не отличается от сознательного применения химического оружия — и в таком случае ответственность режима Асада ничуть не меньше ответственности боевиков, изготавливающих боевые отравляющие вещества.

Другой вопрос, что Асад фактически списал население Идлиба примерно по той же формуле, как списывают шиитские террористы из иракских зондеркоманд «освобождаемое» население суннитских городов — попросту объявляя всё его «пособниками террористов». Этим оправдываются и ковровые бомбардировки, и бессудные расправы самого дикого и чудовищного содержания.

В очередной раз повторюсь — наша помощь Асаду сегодня — преступление. Асад из президента суверенной страны превратился за годы войны в такого же полевого командира, что и его противники. И ведет войну теми же варварскими методами, что и они. В этом смысле все преступления, которые совершаются его режимом, становятся и нашими. Кивать на западных «партнеров», которые поддерживают таких же точно террористов с «другой» стороны, нелепо — нужно было принимать решение в 11-12 году, в 15-17 годах оно уже бесконечно запоздало. Это уже не наша война.


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*