Что происходит с Южной Кореей на фоне отставки президента

Иделия Айзятулова 

Импичмент под корейским соусомKim Hong-Ji/ReutersПротестующие в центре Сеула, 10 декабря 2016 года

2016 год стал не лучшим для экономики Южной Кореи, ранее считавшейся одним из ярких представителей «азиатского экономического чуда»: серьезное сокращение экспорта, рост задолженности населения, проблемы у крупных корпораций. В ближайшем будущем ситуация вряд ли улучшится: коррупционный скандал с участием президента Пак Кын Хе и последующий импичмент лишь добавляют неопределенности.

 

9 декабря парламент Южной Кореи объявил импичмент президенту Пак Кын Хе в связи с коррупционным скандалом — поддержать решение парламента на улицы Сеула, по разным источникам, вышли от 200 тыс. до 900 тыс. человек. В тот же день министр финансов страны Ю Иль Хо провел встречу с другими министрами и представителями бизнеса, на которой обсудил необходимость сохранения роста экономики, несмотря на политические проблемы, отмечало агентство «Рёнхап».

Председатель Банка Кореи Ли Чжу Ель предупредил о возможном усилении волатильности на финансовом рынке и рисках для реального сектора и заявил о формировании целевой группы, которая займется изучением состояния экономики страны и контролем за ним. Сама Пак Кын Хе также говорила о необходимости избежать появления экономического «вакуума» и принесла извинения жителям страны.

 

Уже 11 декабря Ю Иль Хо на брифинге с журналистами заявил, что импичмент не оказал влияния на экономику и что бюджет на 2017 год останется неизменным. Впрочем, поверили ему немногие.

 

 

Страна, входящая в топ-15 стран по номинальному ВВП, в этом году столкнулась с самым значительным падением экспорта за последние два года (из-за переориентации на протекционизм основных торговых партнеров — Китая и США) и ростом закредитованности населения (страна поднялась на восьмое место в мире, но общий объем задолженности во втором квартале нынешнего года составлял $1,15 трлн).

Уровень закредитованности с 2009 года вырос на 13% и сейчас составляет 87% ВВП страны. При этом государственный долг Южной Кореи составляет всего 39% — средним показателем для G20 являются 117%.

Еще в январе крупнейшие автопроизводители страны — Hyundai Motor и Kia Motors — предсказали на 2016 год слабейший рост продаж за последние 10 лет в связи со снижением экспорта в Китай и укреплением воны.

В конце февраля за доллар давали 1,238 воны, в августе — 1,092. После новостей о скандале с президентом курс пополз вверх до максимальной отметки в 1,186 21 ноября. Сейчас курс составляет 1,166.

В январе КНДР заявила об успешном испытании первой водородной бомбы. Из-за опасений эскалации конфликта со стороны северного соседа Сеулу пришлось отказаться от планов по развитию промышленного парка Гесон, построенного в 2004 году на границе между странами. Отказ от проекта привел к потере 1 трлн вон ($858 млн) инвестиций, сообщает Bloomberg.

В августе о банкротстве объявила компания Hanjin Shipping, один из мировых лидеров контейнерных перевозок. В сентябре сотрудники Hyundai Motor объявили первую за 12 лет забастовку, выражая недовольство низкой заработной платой: по предварительным оценкам, за время простоя компания лишилась 140 тыс. автомобилей (на общую сумму около 3 трлн вон).

Наконец, в октябре экономике Южной Кореи был нанесен совершенно неожиданный удар: одна из крупнейших и наиболее успешных компаний страны, Samsung Electronics, заявила о прекращении производства и отзыве из продажи своего флагманского смартфона, Galaxy Note 7, из-за потока сообщений о воспламенении аккумуляторов. Одна только стоимость смартфонов, которые больше не попадут на рынок, превысила $5 млрд, не говоря о репутационных издержках, — важный фактор для азиатской компании.

Эксперты считают, что рост экономики в этом году не превысит 2,7%: таким образом, завершая пятилетку роста на уровне ниже 3,5% — впервые со времен корейской войны 1950–1953 годов.

 

Разумеется, все это вызывает недовольство населения и неуверенность корейцев в завтрашнем дне и действиях политиков. «Одной из главных проблем в ближайшем будущем станет сокращение разрыва между ожиданиями людей от реформ и реальностью. Политическая нестабильность внутри страны и неопределенность на мировом рынке станут серьезным препятствием для проведения необходимых реформ», — говорит профессор экономики Университета Хансон Ким Сан Ё. Кроме того, как отмечает Ким, люди ждут активных действий в отношении чеболей (южнокорейских корпораций, в основном семейных): долговременная поддержка со стороны государства привела к тому, что их продукция стала неконкурентоспособной на международном рынке.

Средний уровень безработицы среди молодежи составляет 9,3%, многие молодые корейцы все чаще начинают задумываться об эмиграции, что также отрицательно влияет на перспективы восстановления роста ВВП.

Эксперты отмечают, что политические проблемы оказывают серьезное влияние на экономику. В период экономического кризиса конца 1990-х, когда вона за два месяца обесценилась на 50%, большая часть населения Южной Кореи поддерживала действия властей: корейцы даже жертвовали государству деньги и ювелирные изделия, чтобы помочь быстрее погасить субсидию от Международного валютного фонда (МВФ).

Сейчас многие руководители чеболей и политики оказались вовлечены в коррупционный скандал, что естественным образом вызывает недовольство населения. Помочь восстановить доверие могут лишь последовательные действия бизнесменов, в частности прекращение существования лоббистских организаций, организация прозрачного управления предприятиями и постепенное избавление от семейственности в бизнесе, резюмирует Ким.

http://newsland.com/community/6648/content/impichment-pod-koreiskim-sousom/5596992


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*