Голодовку в Махачкале поддержали в Гимрах и Карамане. Локальная акция стала перерастать в масштабный протест

Жители поселков Гимры и Временный Унцукульского района объявят голодовку, если до конца недели власти не отреагируют на открытое письмо, адресованное президенту страны и руководству силовых ведомств. 
Тем временем в Карамане голодовка уже началась. Представители джамаатов Тарки, Кяхулай и Альбурикент требуют от руководства республики выполнить достигнутые ранее договоренности и выделить сельчанам земельные участки. Акция проводится также в знак солидарности с участниками другой голодовки — в Махачкале. Там общественники выступают против коррупции и добиваются отставки Абдулатипова. 
При всей разнице в требованиях все перечисленные протестные акции можно подвести под общий знаменатель. Народ устал ждать, когда в республике начнут решаться застарелые проблемы, и больше не верит обещаниям властей. Не исключено, что на наших глазах происходит масштабная консолидация «низов».

Неделя на реакцию

«Мы обращались во многие инстанции, но видим, что наша страна глуха к нашей беде. Нас лишили многих прав, в том числе высказывать свои требования публично, на митингах. Мы вынуждены будем перейти к крайним мерам. Мы и наши дети объявим голодовку, обратимся к другим странам с просьбой предоставить нам убежище, расскажем иностранным СМИ про геноцид в отношении нас!» – говорится в письме жителей поселка Временный, адресованном президенту РФ, а также руководству ФСБ и МВД (имеется в распоряжении редакции). 
По словам сельчан, свое письмо они передали в правительство Дагестана через главу Союза общественных объединений «Отечество» Неллю Раджабову. Голодовка начнется, если в течение недели не последует никакой реакции на их требования. 

В интервью корреспонденту «Кавказской политики» активисты поселков, попросившие не указывать их имена, назвали основные пункты, обозначенные в обращении к властям: 

1. Обеспечить сельчан временным жильем и питанием: «Пятьдесят с лишним дней мы скитаемся по родственникам и знакомым. У нас есть беременные женщины, которым скоро рожать. Куда везти детей после роддома? Коммуникаций нет, света нет. Как это все сейчас, зимой, восстанавливать?».

2. Дать возможность детям учиться: «У нас с 18 сентября почти никто не ходит в школы. Разве что дети учителей продолжают учебу, да ученики 9-х и 11-х классов, которым предстоит сдавать ЕГЭ».

3. Создать комиссию по возмещению ущерба: «Силовики все перерыли вокруг наших многоэтажек. Местами доходили до глубины ниже фундаментов — это шесть метров в глубину. Поселок разгромлен. Мы не хотим туда возвращаться до тех пор, пока у нас не будет гарантии, что там жить небезопасно».

4. Снять режим КТО: «Если во Временном откроют штаб, как в Гимрах, — оградят село колючей проволокой и там будут хозяйничать федералы — мы в поселке жить не будем. Пусть оставят его себе. У нас то и дело снимают отпечатки пальцев, берут анализы на ДНК. Нам уже надоело жить под вечным присмотром, постоянно показывать свои документы».

Кроме того, сельчане рассказывают в письме о «хамском» поведении силовиков. Об угрозах, которые военные передают через детей: «Если вы дороги своим мамам, скажите им пусть не снимают (имеется в виду фотосъемка — прим. ред.)». И предупреждения провести очередные, «результативные» обыски, если жители Временного будут «много выступать». 

Авторы письма утверждают, что военнослужащие «разграбили» частные столярные цеха, магазины, оборудование пекарен, больницы и фельдшерские пункты. Уничтожили скотину, плодоносящие деревья, сгубили новый урожай – «единственный доход многих семей». Земельные участки «превращены в целину». 

Однако во Временном озабочены не только материальным уроном. Там звучат и заявления политического толка: «Думающие люди уже поняли, что Жириновский не «придворный шут», а рупор Кремля, подготавливающий сознание людей к очередным действиям власти. Первые метры колючей проволоки уже натянуты! Недалек момент очищения Кавказа от кавказцев». 

Или: «Мы не согласны с новым законом, где все члены семьи несут ответственность за одного… Почему мы, простой народ и наши дети, должны страдать из-за неумелой работы силовых структур? Не ФСБ ли должно проводить филигранную работу по предотвращению терроризма и экстремизма? А на деле с вашего молчаливого согласия ставленники экстремистов занимают руководящие места во власти. Об этом знают все ваши сотрудники, пишут СМИ. Они (ставленники — прим. ред.) боятся их (экстремистов — прим. ред.) или греют руки. Так кто пособники — они или мы?.. Может, вам пора взяться не за самих боевиков, а за чиновников местных силовых структур, способствующих росту этой опухоли?». 

Остается только голодать

На первый взгляд, заявления гимринцев не имеют ничего общего с требованиями участников других акций протеста, упомянутых в начале статьи. Однако обратите внимание на мотив возможной голодовки: «Мы обращались во многие инстанции, но видим, что наша страна глуха к нашей беде. Нас лишили многих прав, в том числе высказывать свои требования публично, на митингах».

Точно так же начиналась голодовка в Махачкале. Вот, что пишет  по этому поводу автор нашего издания, юрист Расул Кадиев: «Совсем недавно мне напомнили, что акция голодовки это всего лишь поэтапное выполнение плана того самого расширенного съезда дагестанского регионального отделения «Справедливой России» и общественных организаций, на котором решили, что если Абдулатипов не уйдет в отставку, то они начнут митинговать, а если и это не позволят, то начнут бессрочную голодовку. Митинги им не позволили».

27 октября, как известно, началась запланированная голодовка. Требования к власти сформулированы в четырех пунктах: «1) отставка главы РД; 2) возвращение всенародных свободных выборов; 3) ратификация ст.20 Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, предусматривающей обязанность декларирования расходов; 4) уравнение в правах всех 28 коренных народов Дагестана». 

О всякого рода нюансах этой акции «Кавказская политика» достаточно подробно рассказывала в публикации от 7 ноября. Напомним, что накануне, 3 ноября, с участниками протеста встретился советник главы Дагестана Деньга Халидов. А на следующий день требования голодающих обсуждались в Общественной палате республики. 

9 ноября, после очередных переговоров с властями, протестующие временно прекратили голодовку, чтобы «дать время руководству республики для решения их требований». Однако уже на следующий день шесть человек возобновили акцию. 

«Мы обсудили между собой и все же решили, что будем продолжать голодовку, так как мы не верим обещаниям властей. Нас уже много лет обманывают. 9 ноября на встрече с голодающими представители руководства Дагестана заявили, что для решения каждого нашего требования будут созданы комиссии, планы работы. Они сказали, что в течение двух дней будут эти документы готовы. Мы подождем, пока их нам предоставят, пусть это будет какой-то конкретный проект или договор. Требуем конкретный документ, где будет расписан план действий для выполнения наших требований», – цитирует участника голодовки, члена «Лакского национального совета» Зураба Курбанова интернет-издание «Кавказский узел».

Таким образом, помимо Курбанова, акцию продолжают Абдул Яхьяев, Паша Гаджиев (оба жители Кулинского района), Гаджи Алиев (житель поселка Мамедкала Дербентского района), Магомед Кебедов (общественный деятель из Бежтинского района) и ранее госпитализированный Маматхан Байсултанов (член общественной организации «Матери Дагестана»). 

До 9 ноября в голодовке также участвовали Максуд Гаджиев, редактор газеты «Ахвахцы-Ашвадо», и Казихан Курбанов, заместитель председателя Табасаранского антикоррупционного совета.

Кумыкский мотив

Мы не будем останавливаться на мотивах голодовки, перспективах подобных протестов и прочем. Эта история интересна своим подтекстом. Похоже, мы наблюдаем, как локальная акция, пусть и объявленная довольно пестрой по составу группой общественников, стала перерастать в масштабный протест. 

И в этом плане решающую роль сыграли даже не жители поселка Временный, которые только собираются объявить голодовку, а представители кумыкских поселков Тарки, Кяхулай и Альбурикент, выразившие солидарность с участниками акции в Махачкале. 

Прежде чем развить эту мысль, подчеркнем, что таркинцы не ставят вопрос об отставке главы республики: «Нам все равно, кто возглавляет Дагестан, главное, чтобы его поручения выполнялись. Караманцы требуют исполнения договоренностей, достигнутых в результате переговоров между таркинцами и властями. Речь идет о выделении 70 гектаров в Карамане под садоводческое товарищество и выделении дополнительной территории для организации поселения». 

Эти слова Гамзата Хангишиева, представителя общественности Карамана, сопредседателя президиума Российского конгресса народов Кавказа, приводит «Кавказский узел». Подробнее требования  участников голодовки кумыкский общественник изложил на своей странице в Facebook: 

«1. Немедленно прекратить заказанные мафией и коррумпированными чиновниками, необоснованные и надуманные уголовные преследование в отношении председателей общественных советов наших сел. Они действовали по нашему поручению и выполняли волю наших джамиятов. Поэтому мы пойдем на все формы протеста для их освобождения.

2. Принять парламентское решение Народным собранием РД о реабилитации депортированных жителей селений Тарки, Кяхулай, Альбурикент, возмещения ущерба и комплексного решения социально-экономических проблем наших сел.

3. Передать землю наших колхозов (сегодня №71 квартал лесхоза (Тарки-Караман) таркинским джамиятам, для снятия социальной напряженности и решения насущных жилищных проблем.

4. Приступить властным правоохранительным органам к исполнению своих прямых обязанностей по пресечению самовольных захватов, незаконного строительства и иных мошеннических манипуляций с землей наших отцов (ареал горы Тарки-Тау, №71 участок лесхоза (Тарки-Караман) и др. территории).

5. Передать джамиятам наших сел федеральный историко-экологический памятник – гору Тарки-Тау под охрану и защиту от массовых захватов территории и незаконного строительства.

6. Восстановить Таркинский район для восстановления исторической справедливости, по примеру Ауховского района, Докузпаринского района, Бежтинского участка и др».

Вместе победим?

Стоит уточнить, что все эти пункты таркинский джамаат сформулировал задолго до нынешних событий. Они озвучивались, например, 8 июня, во время митинга против ограничения свободы лидеров Караманского лагеря. После этой акции протеста, собственно, и удалось достичь некоторых договоренностей с властями, на которые ссылается Гамзат Хангишиев. 

Кто-то наверняка решит, что неугомонные таркинцы попросту воспользовались моментом, чтобы напомнить о своих проблемах. Но, во-первых, для этого достаточно провести очередной митинг. Голодовка все-таки — одна из крайних мер, требующая определенной жертвенности. Во-вторых, и это, пожалуй, главное — Караман выразил солидарность с участниками протестной акции в Махачкале, которые ставят ребром, в том числе и вопрос о переселении жителей Новолакского района. 

Жест активистов кумыкских поселков подчеркивает, что земельный вопрос находится не в плоскости межнациональных отношений. Именно поэтому, на наш взгляд, их подключение к акции — пусть и ради своих личных интересов — придает протесту особый колорит. 

Не знаем, чего здесь больше: опасений, что власти начнут решать проблему Новолакского района за счет ущемления прав таркинцев или понимания, что поставить точку можно только так — выступив единым фронтом против бездействия чиновников. Но, как минимум, на уровне символическом консолидация «низов» состоялась. 

Возможно, дагестанскому обществу уже становятся тесны этнические рамки. Ведь в конечном счете отстаивать «всем миром» конституционные принципы — более эффективный подход, чем вести нескончаемую борьбу за соблюдения прав и свобод каждой отдельной группы.

 

Бадма Бюрчиев

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*